Разрезанный язык как называется

Разрезанный язык как называется

Язык — одна из самых сильных мышц человеческого тела. Ежедневно подвергая ее огромной нагрузке, человек порой не замечает возникшие незначительные повреждения.

Невзирая на способность слизистой оболочки к быстрой регенерации, проведение грамотных и быстрых лечебных мероприятий при появлении травм языка обязательно.

Травматизм языка: теория

Прежде чем приступить к лечению языка следует тщательно изучить характер травмы и ее причины.

Механическое воздействие

Первый вид повреждений — механический — является наиболее распространенной причиной травм языка. Вследствие механического повреждения на языке образуются и поверхностные эрозии.

Условия, при которых характерно возникновение механических травм носят бытовой характер:

  • повреждение покровов стоматологическими инструментами — зондом, бором, диском;
  • возникновение раны под действием острого предмета — кость, нож, вилка;
  • прикус языка во время приема пищи, эпилептического приступа;
  • появление травм языка от ударов в лицо.

Заживление раны, вызванной механическим воздействием, происходит в зависимости от глубины и зоны поражения слизистой оболочки.

Химический ожог

Химическая травма языка, как второй вид повреждения, возникает вследствие попадания на слизистую оболочку химического вещества кислотного или щелочного характера.

Под действием раздражителя на языке возникают химические ожоги. Для последних присуще появление на языке выделяющихся темным окрасом областей, рубцовых ранок, пузырей и (в тяжелых случаях).

Мгновенное полоскание рта растворами с нейтрализующими свойствами — залог быстрого восстановления покровов.

При химических ожогах предпочтительно обращение за помощью в медицинские учреждения.

Болезненное воздействие извне

Повреждение слизистой оболочки паром, горячей водой, огнем, электрическим током или ионизирующей радиацией — имеет название физической травмы языка.

Характерной для данного вида повреждений является постепенно утихающая с момента получения травмы боль.

Главной опасностью физических травм признано развитие острого катарального (воспаления). Консультация с врачом при сложных стадиях травмирования обязательна.

Глубокое повреждение языка, вызванное разного рода внешними раздражителями, может сопровождаться осложнениями: абсцессом или флегмоной языка.

Болезненная припухлость и сопутствующие ей затруднения с глотанием и речью — симптомы абсцесса. На поздних стадиях, с увеличением воспаления языка, абсцесс превращается во флегмону. Пострадавший требует неотложной госпитализации и хирургического вмешательства.

Основы лечения

Как упоминалось ранее, лечение при травмах языка зависит от характера повреждения. В то время как для заживления поверхностных повреждений достаточно содержания домашней аптечки, устранение последствий действий травмирующих факторов при серьезных повреждениях требует, в первую очередь, консультации с врачом, который подберет необходимые лекарственные препараты и пропишет рекомендованные процедуры.

Что следует сделать в зависимости от вида травмы:

Прикусил язык — это знакомо каждому

Прикус языка, щеки или губы сопровождается болезненными ощущениями, так как происходит повреждение слизистой оболочки.

Очевидно, что первоначальной задачей после прикуса является снижение боли. Итак, как следует действовать, если прикусил язык, чем и как снять боль и воспаление?

Главное правило — сохраняйте спокойствие. Успокойтесь и постарайтесь смириться с болью, ведь истерики и слезы не помогут излечить повреждение.

А затем следует сделать следующее:

Не забывайте придерживать санитарно-гигиенических мер: не лезьте в полость рта грязными руками, не давите на возникшую травму.

Никогда не заливайте в рану йод или зеленку, перекись: отдайте предпочтение обработке окружающей среды повреждения. Антибиотики позволительно применять только по назначению врача.

На практике встречаются случаи откусывания языка. В подобной ситуации важно оставаться хладнокровным, действовать быстро и организованно: поместите «частичку» в пакет, наполненный льдом, и отправляйтесь в больницу. Для облегчения болезненных ощущений позволительно употребление вовнутрь холодной пищи: рассасывайте мороженое, замороженный сок, лед, пейте воду.

Народная медицина на службе народа

К вашему вниманию подборка рецептов растворов, использование которых поспособствует дезинфицированию, заживлению раны и снижению болевых ощущений:

Лучший выход — избежать травмирования

Статистика показывает, что большая часть травм языка носит механический характер, что, в свою очередь, является свидетельством неосторожности. Во избежание появления повреждений полости рта, придерживайтесь следующих простых правил:

  • не погружайтесь в мысли во время еды;
  • принимая пищу, не отвлекайтесь;
  • не разговаривайте с полным едой ртом;
  • пережевывайте пищу тщательно и медленно.

Нередко причиной возникновения ран является , неподходящие . Неправильно растущий или спиленный зуб также представляет опасность для целостности полости рта.

Будьте предельно осторожны и помните, что лучше предупредить возникновение травмоопасной ситуации, чем страдать, пытаясь справиться с ее последствиями. В случае наблюдения подозрительных симптомов обязательно обращайтесь за помощью стоматолога или ЛОР врача.

Наказание, которое широко применялось во все времена. Обычно ему подвергали предателей, либо людей, которые просто слишком много знали, но которых не хотели убивать. Наказывали так и лиц, выражавших не совсем приемлемые взгляды. Иногда это было средство политической расправы.
Согласно «Ману-смрити» (II век до н.э. — II н.э. Индия) за оскорбление словом или действием равного себе по положению или представителя низшей варны накладывался штраф, но то такое же преступление шудры в отношении «дваждырождённых» влекло за собой телесное наказание — отрезание языка, губ, рук, ноги, кастрацию
Жертве разжимали рот, как это показано на рисунке вверху, вытягивали язык специальными зубчатыми щипцами и отрезали его.
Так, когда жену известного византийского полководца Велизария в VI веке обвинили в супружеской измене, она добилась у мужа выдать ей доносчиц. Обеим рабыням отрезали их лживые языки и затем их четвертовали.
Надо сказать, что это наказание пользовалось популярностью на Руси. Когда в древнем Новгороде вспыхнуло восстание против татарских баскаков и боярской верхушки в 1259 году, то у многих мятежников были «урезаны языцы». При Алексее Романове язык был отрезан у известного раскольничьего проповедника протопопа Аввакума. Да и позднее, еще при Анне Иоановне, Евдокия Лопухина за изменнические речи была бита кнутом и «ея язык был урезан». Как ни странно, вернувшись из ссылки, эта известная красавица могла разговаривать — то ли палач был подкуплен и пощадил ее, то ли это красивая легенда.
Иногда «некачественное» исполнение первой казни влекло за собой вторую. Так, у сподвижников протопопа Аввакума – Епифания и Лазаря в 1670 г. вторично урезали язык, т.к. После урезания 1667 г. они научились говорить.
«Урезание языка» было не просто казнью осуждённого, но, подобно отсечению пальца или руки, отсекали именно тот его член, с помощью которого было сказано или написано гнусное слово.
Вырывание языка
«Урезание (урывание) языка» впервые упоминается в 1545 году, в последний раз – в 1743-м. По Соборному Уложению 1649 г. за богохульство. Урезание делалось с помощью заостренных щипцов и ножа. Как именно это делали, точно неизвестно.
М. И. Семевский описывает эту операцию, проведенную над Лопухиной, бывшей статс-дамой императрицы Елизаветы: «Сдавив ей горло, палач принудил несчастную высунуть язык: схватив его конец пальцами, он урезал его почти на половину. Тогда захлебывающуюся кровью Лопухину свели с эшафота. Палач, показывая народу отрезок языка, крикнул, шутки ради: «Не нужен ли кому язык? Дешево продам!»»
Приговоры обычно не уточняли, как глубоко нужно вырезать язык. В них часто говорилось обобщенно: бить кнутом и сослать, предварительно «урезав» или «отрезав» язык. Наблюдать за действиями палача при экзекуции было трудно, поэтому можно было дать палачу взятку, и тогда он отсекал у приговоренного только кончик языка. Полное удаление языка делало жизнь изуродованного человека очень трудной – говорить ему было уже нечем, и к тому же лишенный языка во сне постоянно захлебывался слюной и с трудом глотал еду.

Услышав знакомое лязганье и скрип, Наталья постаралась отмахнуться от него. Но на этот раз вместо еды караульный принес чистую одежду. — Переодевайся, — приказал он и вышел.
«Вот и все», — эта догадка в первый момент даже обрадовала — хищные когти скоро выпустят их. Но потом стало страшно. Жутко страшно. Страшно до дрожи. Она вскочила, смерила тюремный прямоугольник быстрыми шагами. Кинулась переодеваться. Движения стали размашистыми, неловкими. Судорожно смотала в узел волосы, спрятала под чепец.
Какие мучительные минуты. Она тщетно пыталась совладать с чувствами, успокоиться. «Почему за мной не идут? Скорее бы. Хоть бы увидеть Сашу, спросить…». Но майор не появлялся.

Эшафот воздвигли на берегу канала у здания двенадцати коллегий. Обтянули черным сукном деревянные борта, расстелили красный ковер — экзекуция знатных особ должна проводиться с лоском. Театр!
Народ спешил увидеть представление. С раннего утра на площади не протолкнуться. Находчивые смельчаки облюбовали отличные места на крышах ближних домов.
Вот уже и хозяева эшафота на месте, разложили кнуты и щипцы. Публика в нетерпении возбужденно шумит. Интересно, …и страшно, …и холодно. Но влечет как магнитом.
Их вывели из крепости ярким утром. Свет больно ударил по привыкшим к темноте глазам. Большое косматое облако, сжалившись, закрыло солнце рукавом. Иван качнулся к родителям.
— Матушка, — тихо и сипло прозвучал его голос.
— А-ну, цыц! — грозно осек его охранник. — Не сметь разговаривать!
Наташа ободряюще моргнула сыну обоими глазами — Все будет хорошо. — Попыталась улыбнуться. Улыбка получилась жалкая, неуверенная, и Лопухина поспешила отвернуться от сына. Шипами вопросы: «Что нас ждет? Что будет с детьми?», много других «что?». Она встретилась глазами с мужем. Теперь уже он, как мог, старался взглядом успокоить ее. И с Бестужевой — «Аннушка, прости меня…», — слезы навернулись на глаза. Аня улыбнулась ласково, сочувственно изогнув брови. — «Не на тебе вина…».
Ввели на лодки. Охрана расселась на скамьи вдоль бортов, осужденных оставили стоять. Длинным шестом оттолкнули лодку от берега, гребцы налегли на весла. Легкая рябь на воде, тихие всплески, свежий, прохладный утренний воздух. И этот ветер, задевая тонкие вуальки памяти, хранящей восторги детства и юности, стремится наполнить легкие, ворваться в душу и овеять ее прозрачным, желтовато-зеленым и зеленовато-голубым. И в другой раз вздохнулось бы полной грудью, упоенно, слегка пьянея, забилось бы сердце… Но нынче не так: чистый и легкий поток ударяется о мышечный спазм и плотный заслон тревоги и выплескивается назад. И от того еще горестнее: не для них нынче эта природная благодать. Предательски щиплет в носу. «Не паниковать, только не поддаваться этому. Им не удалось заставить нас оговорить себя, повиниться в тяжких…», — рука непроизвольно потянулась к занывшему плечу, — «не могут же за одни только пересуды…, надежды… Но, после того, что уже было…», — сжимаются зубы, — «нужно готовиться к худшему… Елизавета дала обет…. Значит худшее — кнут…», — в который раз Наталья выстраивала одну и ту же логическую цепочку, и в который раз — «За что?! Нет!» — Ныло и сжималось внутри. «Если и можно наши разговоры назвать преступлением, то оно ничтожно. Приговор не должен быть столь жестоким… Приговор! — За что? Немыслимо… . Глупо… . Как страшный сон, но слишком долгий, невозможный… Больно! Во сне не бывает так больно… Давно бы проснулась… Нет, все наяву — Почему, Господи? Пощади», — глаза к верху, — держаться. «Почему не объявили заранее. Ведь легче, если б заранее знать… На это-то мы имеем право! А может — помилование?» — Воздушная, легкая мысль! — «И хотят напоследок подержать в страхе!». Но не к добру пристально осматривают их гвардейцы и отводят взгляд, едва кто попытается его перехватить. «Нет, нет, нельзя обнадеживать себя, вдруг не так, тогда слишком ужасно… Настроиться, настроиться на худшее… Что может быть в худшем случае? — Кнут… Но его не пускали в ход даже для Остермана, Миниха, Рейнгольда… Рейнгольд, ты представить себе не можешь…», — зажмурила глаза, самой себе отрицательно мотнув головой. «Так, что же все-таки?» — В пору выть по-собачьи. — «Ладно, что бы ни было! Переживем! Даже, если кнут», — стиснула кулаки, что есть силы, — « С матушкой…, с матушкой такое было… Говорят, снаряд в одну воронку дважды не падает», — Лопухина мысленно иронически рассмеялась. — «Только не в России! В России бывает все! Матушку обвинили во взяткоимстве, на самом же деле — не препятствовала любви дяди Виллима (Бедный дядюшка!) и императрицы Екатерины. Как будто, можно остановить любовь! Екатерина тогда уже на следующий год вернула матушку из ссылки. Кто бы мог подумать, что ее дочь… Взъелась на меня с самого детства, и вот отводит душу, куражится! Господи, ведь ты видишь, все видишь!»
Рыдания ее души прервались от толчка. Лодка причалила к берегу. Лопухина в страхе оглянулась. Совсем рядом, слева и чуть кзади возвышается черное, зловещее… Внезапно ослабели и подогнулись колени, и ком к горлу.
— Выходи по одному, как называю, — грозно крикнул начальник конвоя, — Лопухина Наталья…
Вылезая, она зацепилась за борт, качнулась. Степан дернулся к ней, но конвойный остановил его ударом приклада, другой схватил Наталью за руку, помог устоять на ногах.
— Анна Бестужева…, — ее подхватили под локоть заблаговременно, обошлось без спотыканий.
— Лопухин Степан (выглядел спокойным, посторонняя помощь не потребовалась)…, Лопухин Иван (встал, как вкопанный, обхватив себя руками, конвойные нетерпеливо вывели под локти), Путятин Иван…, Мошков Иван…
Построив, бледную, жалкую вереницу людей подвели к ступеням «театра» . Взгляды зрителей жадно впивались в их лица, фигуры, одежду… Каждый боролся с желанием закрыть голову руками, рубахой, спрятать под мышку…
К барьеру эшафота подошел секретарь Сената Замятнин, натужно, громко начал объявлять приговор, подписанный Елизаветой:
«Мы уповали, что показанное милосердие (в деле свергнутых министров) с наичувствительнейшим удовольствием будет принято не только осужденными, но и их фамилиями…
Степан Лопухин с женою Натальей и ее сыном…, забыв страх Божий и не боясь страшного суда его, несмотря ни на какие опасности, не обращая внимания, что по первому делу они находились в подозрении и содержались под арестом, презря милости оказанные им, решились лишить нас престола…
Лопухины же Степан, и Наталья, и Иван по доброжелательству к принцессе Анне и по дружбе с бывшим обер-гофмаршалом Левенвольде, составили против нас замысел, да с ними графиня Анна Бестужева, по доброхотству к принцам и по злобе за брата своего Михайлу Головкина, что он в ссылку сослан, забыв его злодейские дела и наши к ней многие по достоинству милости. И все они в течение нескольких месяцев часто съезжались в доме графини Бестужевой, Степана Лопухина и маркиза де Ботта, советуясь о своем замысле.
Жена его Наталья и Анна Бестужева были начальницами всего злого дела и привлекли: князя Ивана Путятина, по делу принцессы бывшего не только в подозрении, но и в розыске; Софью Лилиенфельд, …
Наталья Лопухина, будучи статс-дамой, самовольно ко двору не являлась и, хотя о том неоднократно говорено ее родным, но она не слушалась. …»
Осужденные слушали и не верили тому, что слышат. Так просто, так складно, будто они и в самом деле злодеи, коварные заговорщики. Наталья услышала: «… колесовать…», — и, как будто, никак не могла вспомнить значение этого слова. Но и не забыла полностью, оно стояло где-то рядом, тяжелое, но не могло быть употреблено применительно к ней. «… от того их всемилостивейше…», — да, так и должно было быть. Помилование — это понятно. Но: «… кнутом, урезать языки…» — и это помилование? Это ошибка.
Секретарь закончил читать. Конвоир подтолкнул Лопухину в плечо. Она шагнула на ступень эшафота, где, заложив руки за спину, поджидали свою жертву заплечные мастера. В полусне упал и разбился стеклянный пузырь со льдом, брызнули невидимые осколки. Она шла, не сопротивляясь, оглядываясь по сторонам растерянным взглядом. Нужно было быстро понять что-то и что-то сделать. Но никак не удавалось схватиться за ниточку… Как бывает во сне: нужно быстро решить задачу, и время уже на исходе, а ты все возишься, ошибаешься…
Один из палачей приблизился к осужденной и сорвал мантилью с ее плеч.
Длинный сутуловатый парень из первого ряда, дожевывая пирожок, крикнул:
— Ну-тка, поглядим, что то за статс-дама!
С разных сторон послышалось еще несколько смешков и подобных выкриков.
— Лопухина! А не врали — хороша чертовка! — Громко и смачно произнес чей-то насмешливый голос.
Наталья Федоровна резко обернулась к толпе: унижение, боль, безвозвратность…. Публично! Она прижала руки к груди, отступая от палача и бледнея, хрипло прошептала, — не надо. Не смейте …, нет!
Не обращая внимания на мольбы своей жертвы, кат рванул ткань сорочки. Лопухина заплакала и попыталась оттолкнуть от себя его руки. Увидев заминку, подошел второй. Но приговоренная к экзекуции, не желая признавать неотвратимое, отчаянно забилась в их руках: плакала, отбивалась, изловчившись, вцепилась зубами в кисть одного из мучителей. Тот чертыхнулся, высвобождая руку, процедил:
— Ну, ты меня запомнишь, красавка, — и, ухватив за волосы, резко развернул ее лицом к своему помощнику, который взял бывшую статс-даму за обе руки и, круто повернувшись, вскинул к себе на плечи, как мешок.
— Ты гляди, какая прыткая, — хохотнул любитель пирожков.
— И не жалко тебе ее, — тихо сказала, стоящая позади него, женщина.
— А что, — ответила ей, бойкая бабенка с бегающими мелкими глазками, — пущай и она попробует, как кнутом приласкают. Не все ж им только пряники.
— Уймись, бесстыжая, — смерил ее тяжелым взглядом здоровенный бородатый мужик, — ну как, если б ты была на их месте, весело б тебе было?
— И то верно. За что их так, баб-то? Не ровен час, до смерти запорют…, — пронесся в воздухе сердобольный шепоток.
Остроглазая торговка, подбоченясь, собралась было ответить им всем, как полагается, но в этот момент душераздирающий вопль повис над площадью, и все другие голоса стихли.

Все внимание толпы снова обратилось к Наталье Лопухиной. Кнут, падая тяжело и хлестко, впивался в тело, а, отпуская жертву, издавал неизменный сипяще-чавкающий всхлип. Глубокой бороздой оставалась его кровавая роспись на выгнутой в тщетном усилии спине. Дыхание останавливалось от каждого удара, чтобы прорваться с сукровичной пеной истошным протяжным криком до следующего счета — следующего камня на весах монаршей фемиды. Хрипели в надрыве голосовые связки. Слезы застилали черные, в одни зрачки, глаза. Перед глазами русые волосы и толстая шея палача-подмастерья. На них грязь и розовая слюна Натальи. От пронзающей насквозь боли рывком вскинула голову кверху — глубокое синее небо и безмятежно белые облака — удачное дополнение к картине несправедливости и невозможности. Разорванное сознание не породило ни единого слова, которое могло быть адресовано этой бездонной выси. Нечленораздельной первозданной мольбой ушло туда сообщение о необоснованно жестокой и бессмысленной расправе.
Мыслей не было. Не думала, не ждала. Рвалась, рвалась и рвалась. Бесполезность борьбы бесформенными лохмотьями вскидывалась в оглушенном разуме, но существо повиновалось животному исступлению инстинкта. Казалось, не будет конца, или это конец….
Потом почувствовала, как опускается вниз на деревянный настил помоста. Палач сдавливает горло. Еще не окончена экзекуция. Вспомнила, что еще предстоит… Сжать зубы, противиться. Жить…, воздуха… Клубится серый, мерцающий туман. Закашлялась. Груботканая ловушка захватила и потянула наружу все от самых ключиц. Полоснула остро-едкая боль и разлилась расплавленным свинцом. Последний крик захлебнулся кровью, и навалилась липкая, тяжелая темнота.

Лопухина потеряла сознание и уже не слышала, как палач, крикнув: «Кому язык, дешево продам», — бросил к ногам собравшего люда еще горячую часть ее плоти. Она не могла видеть, как отскочил в сторону тощий паренек, по виду — студент, его меловобледное лицо и дрожащие руки. Говорливая баба с маленькими злыми глазами застыла, как каменное изваяние. На рукаве бородача повисла его маленькая, полненькая жена. Гвардейцы стыдливо натянули ей на голову чистую тонкого хлопка сорочку, продели в рукава безжизненные руки, затолкали в рот свернутую жгутом тряпку, края завязали на затылке, уложили на телегу животом вниз. Все с трудом переводили дыхание. А на театр уже поднималась следующая жертва — Анна Бестужева.
Люди почувствовали, как сжимается нутро, в ожидании повторения, только что увиденного, представления, с жалостью смотрели на осужденную: хрупкая, русоволосая, словно прозрачная — выдержит ли?

Анна Гавриловна казалась спокойно-усталой. На душе же тоска. «Оттолкнуть охранника, спрыгнуть со ступеней и бежать, бежать отсюда без оглядки!» — Мелькнула в голове детская, отчаянно ищущая спасения мысль. Но Анна Бестужева, дочь вице-канцлера Головкина, вдова любимца Петра I Павла Ягужинского, жена обер-гофмаршала Михаила Бестужева, была не девочкой, а взрослой, рассудительной женщиной, к тому же, настолько выдержанной, насколько и сама никогда от себя не ожидала. Поднявшись на залитый кровью эшафот к палачу, она открыто, с обреченным спокойствием посмотрела ему в глаза. Он был зол, от него шел отчетливый запах пота и алкоголя. Но, встретившись взглядом с большими, карими глазами жертвы, в которых не было ни ненависти, ни мольбы, ни даже явного страха, а только вопрос: «Кто ты? — Ведь человек, не зверь? Я не должна бояться тебя?», вдруг смутился, отвернулся в сторону и снова искоса, исподлобья, с непривычным чувством неуверенности посмотрел на Бестужеву. Она сняла с себя золотой, сверкающий бриллиантами крест, протянула его палачу. «Это Вам», — ее голос был ровным и грустным, со вздохом: таким, которым говорят, передавая нечто ценное тому, кому доверяют. Рука ее не дрожала, дрогнула рука опытного заплечного мастера. Загнанные в отдаленные ниши души его, казавшиеся давно забытыми чувства стеснили грудь. «Закончить все побыстрее, прийти домой и залить вином, прогнать от себя все то, с чем невозможно жить…». За все время экзекуции он больше не посмел взглянуть в эти глаза. Но кнут ложился на ее спину мягко, едва рассекая кожу. Захватывая в щипцы краешек ее языка, палач мысленно молил: «Только не дергайся и не кричи. Ради Бога, не кричи!». Анна Гавриловна не кричала.
В дальнейшем в тот день работа заплечного мастера как-то не пошла. Ни при наказании сдержанного, терпеливого Степана Васильевича, ни его в голос рыдающего сына, ни других приговоренных к экзекуции, палач не проявлял обычного усердия.
Экзекуция близилась к завершению. На эшафоте получал свою долю кнутов Александр Зыбин. Среди толпящегося люда шустро проталкивался торговец пирожками.
— Пирожочки, пирожочки, с пылу, с жару, — звонко выкрикивал он, — с мяском, с картошечкой, с капусткой, с грибочками. Кто желает? Пирожочки…. — Был он веселый и расторопный. Чистый фартук и белые нарукавники внушали доверие.
— А-ну, иди сюда, — позвал его из открытой кареты хорошо одетый вельможа. — Почем пирожки?
— По гривеннику любой, ваше благородие, — поклонился ему лоточник.
Вельможа купил пару пирожков, один протянул своему молодому спутнику, похоже, сыну. Юноша откусил пирожок и скривился, пережевывая тесто с обжаренным луком.
— Пирожки с мясом, — хмыкнул он. — Да, в них мяса столько же, сколько правды в этом «лопухинском деле»!
— А ты помалкивай! — грубо одернул его отец. — А то, не ровен час, — он ткнул белым пальцем, — сам угодишь в такой вот пирожок.

Когда к Наталье вернулось сознание и способность, сквозь застилавшую глаза пелену, различать окружающее, она обнаружила, что лежит на телеге, которая, со скрипом раскачиваясь, медленно куда-то движется. Чья-то рука с нежностью провела по ее волосам. Какое странное и неожиданное ощущение. «Может все-таки — все сон? Или я уже умерла, и это ангел пришел за мной и погладил своим крылом? Но мог ли Господь принять меня после всего, что из-за глупости моей произошло?». Она повернула голову — это был муж. Лицо бледно-серое, черные круги под ласковыми карими глазами, седые влажные волосы прилипли ко лбу и вискам. Она хотела спросить у него, куда их везут, что с сыном, еще что-то, но не смогла: оскальзываясь, с трудом удержалась на краю обрыва, с которого, грохоча, срывались тяжелые камни, норовя увлечь ее вниз, туда, где, как зыбучий песок, распростер свои мягкие, удушливые объятия обморок. Сжав зубы, с помощью Степана она села, прижалась лбом к его плечу. «Вот на что они обрекли нас: неужели, я больше никогда не смогу ничего спросить, больше никогда не смогу ничего сказать. Никогда — какое страшное слово», — она судорожно сглотнула — нет, плакать она не станет. Раздражала насквозь промокшая, бесполезная повязка. Наташа со стоном вытащила ее изо рта, стянула через голову, отбросила, стараясь не смотреть.

«Разрезание языка», «Раздвоение языка», «Змеиный язык», и т.д. все это названия разрезания языка, центрального раздвоения языка. Попросту говоря, язык разрезается посередине, затем заживляется, оставляя раздвоенный язык. В общем, никаких изменений с языком не происходит и никакие ткани не удаляются. Фиброзная ткань посредине разделяется, образуя две боковые половинки языка. Выполненная осторожно и аккуратно, операция практически безвредна.

В количественном отношении пользы никакой. На самом деле сложно выявить объективную причину этого, но, реально, мы можем сказать, что это связано не только с боди-мод течением, к которому раздвоение языка имеет непосредственное отношение, но и личными взглядами, которые человек выбрал для себя. В своей основе, раздвоение языка — это круто. Это хорошо выглядит. Это вызывает приятные ощущения во рту. Это весело, когда крутишь обеими половинками в разные стороны.

На эротической арене, польза, вместе с практикой, очевидна как для мужчин, так и для женщин. Если вы «опытный», раздвоенный язык может сделать вас лучше, дав вам хороший инструмент, но если вы не знаете зачем вы это делаете, то раздвоение языка не даст вам гарантии решения всех ваших проблем. Большое количество людей говорят о духовной пользе раздвоения языка. Это очень сложно объяснить; — это скорее истории из разряда «пока сам не испытаешь — не поймешь». Проще говоря, язык является одним из самых подвижных органов тела. У человека необычайная координация языка, и мы получаем огромную отдачу от него. Когда мы изменяем его структуру и освобождаем себя от физической границы вашего биологического существования, т.к. во многих людях это запирает большую свободу на духовном уровне.

Конечно, — разрезание языка, в некоторых практиках «Кечари Мудра», это часть Хатха и Кумбхака йоги (одни из ступеней Йоги, прим.Перев.), где язык разрезался до тех пор пока он не становился достаточно длинным для того, чтобы убрать его обратно в рот и, запрокинув в глотку, закрыть горло для поступления воздуха (Относится к Дыхательным практикам, прим.Перев.). После этого использовалось в дыхательных упражнениях, с целью сохранить энергию тела и направить её внутрь, таким образом входя в состояние, в котором можно осуществлять перемещения взад и вперед через жизнь и смерть (Видимо речь идёт о состоянии Соматхи, 8-ая ступень Йоги, самая сложная, прим.Перев.).

Йоги, практикующие такие обряды, верят, что это позволит им соединиться с Богом (с вселенской душой, также этому способствует опыт подвешивания и других церемоний тела). Также, Кали(Vishvamata, так она более известна, прим.Перев.) и другие персонажи Индийской мифологии изображаются с разрезанными языками, также как и многие персонажи (обычно злые) других религий. В христианстве раздвоенный язык обычно предписывают Сатане.

В настоящеее время многие из нас в Бод-Мод обществе слышали друг от друга об этом, но официальной информации о разрезании языка не было, пока в середине 1997 года она не подтвердилась вышедшими статьей и фотографиями, в которой рассказывалось об итальянце, которому его дантист разрезал язык, о Дастин (выступающей совместно с «Шоу Игры с Телом» Факира Мустафы), которая самостоятельно разрезала свой язык, об Тиме Кридланде (Король Пыток) также разрезавшем свой язык самостоятельно, и об Эрике Спарке (Человек-Ящер) и обо мне (Шеннон Ларатт) раздвоивших языки при помощи лицевого хирурга. После чего этот вид модификаций начал набирать обороты как снежный ком.

Выполнение операции самостоятельно имеет некоторый риск, поэтому многие люди в этом мэйн-стриме бояться этого.

Глупо думать, что если операцию делает доктор, то риск сводится к нулю и сложность которая возникает в контролируемой медицинской обстановке может быть легко решена. Доктора должны снабдить вас бумагами, которые объясняют вторичные риски, связанные с анестезией и т.д. Если операция проходит не в медицинской среде, единственная и самая большая опасность связана с потерей крови. В языке находятся большие кровеносные сосуды и без надлежащей подготовки и инструментов, непрофессионал может потерять контроль и допустить потерю крови. В таких ситуациях необходима немедленная госпитализация! Также существует опасность повреждение гланд и нервов в самом языке, хотя это маловероятно, если разрез не глубокий и делается по центру. Также нужно соблюдать аккуратность, чтобы случайно не повредить гланды или полость рта. Инфицирование и шрамы также возможны, но встречаются крайне редко.

У вас есть три пути решения этой проблемы: хирург, человек без медицинского образования и Вы сами. По моему мнению, посещение хирурга рассматривается как ваш лучший выбор, хотя если вы поставили себе как цель — самомодификацию, вы можете сделать это сами.

На данный момент есть 3 метода: Связывание, Скальпелинг и Лазерный. Связывание — это когда язык связан от канала пирсинга до кончика тугой петлей лески или нити, при этом постепенно расстояние сокращается в течение дней или недель. Скальпелинг основан на разрезании ткани языка скальпелем, позже начали обшивать половинки для контроля кровотечения и удовлетворения косметического результата. Раздвоение лазером используют в основном в медицинской среде, применяя лазер для относительно бескровной операции.

Леска или нить продевается в центральный прокол языка и туго завязывается, при этом опираясь на самый кончик языка. Натягивать нить следует как можно туже, чтобы нить «врезалась» в язык, постепенно проходя через него, оставляла язык рассеченным. При этом необходимо постоянно подтягивать нить, чтобы натяжение нити не спадало по мере раздвоения языка. Большинство людей, которые избрали этот метод, бросают его на полпути. Это требует высокой терпимости к боли на довольно длительном участке времени. Во время процедуры гланды обычно опухают, что значительно ухудшает общение, речь и способность к поглощению пищи. Многие, бросив этот метод, дорезают оставшуюся часть языка.

Объясняя в двух словах, язык разрезается лезвием на две половинки. Этот метод почти всегда сопровождается кровотечением, которое трудно контролировать. Многие мастера используют химический или травяной способы контроля кровотечения, которые помогают и в заживлении (например, препараты, содержащие экстракты арники горной, препараты, повышающие свёртываемость крови и понижающие давление) Некоторые используют технику «зажми-отрежь», очень схожую с домашней meatotomy техникой, хотя это определенно необычно. Используя длинный зажим, место языка, которое будет разрезаться, сжимается до толщины бумажного листа и оставляется в таком состоянии на 45 минут. Когда зажим снимается, линия разреза становится очень тонкой, предположительно, в этом случае кровотечение либо устраняется, либо сводится к минимуму. (устаревший и неактуальный метод, — ред.)

После применения анестезии, используя лазер практик, сначала создаст директиву по вершине и основанию языка. После расстояние будет медленно сокращаться через ткань до тех пор, пока язык не будет раздвоен. Всего эта процедура занимает максимум 15минут. Кровотечения практически не наблюдается. Единственное кровотечение может быть в месте пирсинга, т.к. там ткань не прижигается. Но вообще, по-хорошему, мастера рекомендуют до разрезания сделать пирсинг большого диаметра. Если пирсинг не сделан заранее, его делают перед операцией, используя скальпель №11 и после растягивания вставляя украшение размером 2ga или 0ga. В течение, приблизительно, месяца пирсинг заживает, тем самым создавая хорошие условия для процедуры, заживший канал даёт своеобразную основу для формирования половинок языка.

Дело в том, что при обычном разрезании язык начинает срастаться с конца разреза. Если перед процедурой это место будет уже заранее зажившим, регенеративные процессы не будут склеивать половинки.

Попросту, держите разрез открытым, и он зарастет открытым. Подкладывание в разрез гемостатической губки весьма помогает решить эту задачу. Делать это следует регулярно — ткани во рту заживают намного быстрее, чем Вы думаете. В дополнение к срастанию, которое будет происходить в первый период начального заживления, будет наблюдаться некоторое срастание в течение года, хотя оно незначительно. Многие отметили, что наличие хорошо заживленного канала большого пирсинга (обычно 4ga — 0ga) действует как якорь для разрезанного языка, не давай шансов срастанию. Поскольку канал пирсинга окружен твердой тканью, которая по своей природе просто так не срастется, разрез, сделанный до половины этого канала сам по себе срастаться не будет, поэтому срастание разрезанного языка почти устраняется.

Обычно при разрезании «с нуля» язык срастается на половину, а иногда и 2/3 сделанного ранее разреза. По времени это происходит примерно за 2-3 месяца. Хотя не исключены случаи более быстрого срастания или вообще его отсутствия. Поэтому, как правило, через пару месяцев язык разрезается повторно. После этого он срастается не столь значительно.

Обшивание или точечное прижигание применяются для физического контроля кровотечения. Отличие их в косметичеком эффекте — при обшивании половинки округляются и выглядят более естественно, а также в гигиене — при еде в обшитый язык попадает меньше органических частиц, которые могут начать гнить и разлагаться, вызывая осложнения при заживлении. Мастера настоятельно рекомендуют обшивать язык при скальпелинге.

Это больно. При обшивании половинок мастер должен сделать анестезию во избежание анафилактического шока: обшивание — процесс не быстрый, клиент может запросто потерять сознание от боли.

Обычно в России делается местная анестезия, вкалываемая прямо в язык. Но если мастер обучен мандибулярной (проводниковой) анестезии — лучше и безопаснее использовать её. (этот вид анестезии используется в стоматологии, но он во много раз опаснее местной, будучи выполненным неграмотно. К сожалению, в России практически никто не умеет её делать) Вообще анестезия в ротовой полости опасна поэтому убедитесь в квалификации мастера, прежде чем доверить ему своё здоровье.

Разрезанный язык заживает примерно столько же, сколько заживает простой пирсинг языка. Первичное заживление (в это время вы можете относительно нормально говорить и есть) проходит в течение одной-двух недель, а полное заживление обычно занимает до одного месяца.

После разреза необходимо поместить гемостатическую губку между половинок и носить её там до окончания первичного заживления. Менять после еды, минимум — 2 раза в сутки. Лучше — чаще. Кроме того, после каждой конфетки-сигаретки полоскать рот хлоргексидином/мирамистином. Исключить на время заживления алкоголь.

Раздвоение языка не должно существенно повлиять на изменение речи. Звуки Д, Т станут менее чёткими и речь в целом станет немного более свистящей. Некоторые люди говорят об очень небольшой шепелявости, хотя это смогут заметить только те, кто давно знают вас и вашу речь. Только в экстримально глубоком разрезании существует вероятность значительной шепелявости, и я ещё никогда не встречал людей, которые бы рассказывали о том, что разрезание языка отняло у них способность общаться с людьми.

Вероятность того, что после раздвоения языка повредятся нервы — очень мала, и изменение вкуса не должно наступить в любом случае. Регенерация вкусовых рецепторов происходит очень быстро, и их расположение не меняется после разрезания, и не меняется расположение нервов. В любом случае, информация о значительном изменении вкуса после раздвоения языка не появлялась.

Подрезанием ткани изнутри разреза и соединением разрезанных частей вместе можно срастить язык обратно («в нормальное состояние»). Я не знаю людей, готовых подвергаться такой процедуре, хотя были случаи вынужденного сращивания языка новым военным регулированием в Соединенных Штатах. Восстановление разрезанного языка куда более болезненная процедура чем само раздваивание, и требует много больше времени, чтобы язык выглядел более-менее привлекательно. Вследствие шрама, остающегося после сращивания, постоянный ущерб подвижности языка не беспримерный, язык становится коротким, узким и уже не отличается проворностью, что ведет к значительному ухудшению речи и речевой деятельности. Следует отметить, что повреждение нервов и вкусовых рецепторов при восстановлении разрезанного языка значительное, что опять же приводит к частичной потере вкуса и ощущений. Восстановление разрезанного языка сильно обескураживает — не разрезайте свой язык, если вы думаете срастить его в будущем!

Я настоятельно убеждаю людей искать помощь юридически компетентного медицинского профессионала. В каждом методе есть свои преимущества. Все, что я могу сказать Вам, — изучайте больше об этом и принимайте решение на свежую голову. Не бойтесь задавать вопросы и не бойтесь говорить кому-то, что Вас не устраивают условия того, кто будет работать с Вами.

Вы естественно можете не знать, но и это — гарантия, что могут возникнуть вероятные осложнения, с которыми очень сложно справиться вне медицинской среды. Кроме того, нет никакого признанного обучения этой процедуре за исключением передачи знаний и практики от мастера или опытного хирурга к ученику. По моему мнению, любой практик, который говорит иначе — лжет, и его следует опасаться! Это подтверждает, что ваша лучшая защита — образование. Чем больше Вы знаете, тем правильнее решение Вы можете принять. Поговорите с мастером, как будто Вы проводите собеседование с потенциальным работником в вашу фирму. Если Вам не нравятся его ответы — не нанимайте его. Также Вы можете использовать вопросы из этого FAQ, т.к. многие «мастера» не знают и половины изложенного здесь. Помните — если Вы позволяете неквалифицированному человеку обманывать Вас, Вы подвергаете вашу жизнь опасности.

Докторам важно, что вы знаете, на что идете, что вы вменяемы и психологически устойчивы. Когда Вы говорите с доктором, Вы должны убедить его и весь мед. персонал в том что вы дружески к ним настроены, вы имеете мотивацию к раздвоению языка, в общем, Вы знаете чего хотите. Иногда потребуется справка о здоровье от психотерапевта. Обычно, доктора оценивают то, что Вы пришли именно к ним, вместо того чтобы делать разрезание дома или у кого-то еще. Также очень полезно принести с собой этот FAQ! А также истории и картинки людей, сделавших эти операции. Это покажет докторам (если они этого еще не знают) то, что эта форма бодимодификации довольно обычна в вашей субкультуре. Наконец, если один доктор вас пошлет, это не значит, что другой доктор сделает то же самое.

Если операция проводится лицевым хирургом, Вы можете вырвать свои зубы мудрости. Это поможет Вам сэкономить немного денег.

Лицевые хирурги берут за эту операцию от $500 до $1000 в зависимости от политики и типа анестезии (общая анестезия — наркоз, например, будет стоить, конечно больше). Немедицинские практики (бодимодификаторы) обычно берут от $100 до $500.

Обе половины разрезанного языка содержат различные группы мышц, которые с анатомической и нервной точки зрения являются отдельными и таким образом можно управлять половинками независимо. Степень владения половинками напрямую зависит от количества практики в этом. Некоторые люди имеют независимый контроль естественно, а другие должны провести много времени перед зеркалом прежде, чем они справятся с задачей — это похоже на способность шевелить носом или ушами.

Теоретически, язык может быть разрезан до основания. Попытка подобной операции может поставить под угрозу языковые мышцы, которые в действительности не должны быть повреждены, равно, как и некоторые железистые структуры в ротовой полости. Замечу снова, чем глубже разрезается язык, тем сильнее изменяется речь, причем изменения в худшую сторону.

Это очень рискованно, т.к. в опасности тогда будут находиться языковые нервы, гланды, и многочисленные кровеносные сосуды, что может привести к полной потере контроля над языком, даже если операцию проводил хирург. Попытка «растроения» (или более) наверняка окончится неудачей.

В России — либо к опытному мастеру-наставнику, либо в Военно-Медицинскую Академию.

Да, много людей (включая исторические свидетельства) хотят комбинировать эти процедуры, или параллельно или отдельно.

Удлинение языка можно разделить на две категории. В историческом и относящемся к йоге контексте язык может быть реально удлинен и увеличен, вытягивая его, процесс, наиболее аналогичный вакуумному увеличению. Попросту говоря, язык массажируется, и затем, используя зажим, чтобы держать его, язык тянут и крутят в течение нескольких минут. Со временем эта процедура делает язык очень удлиненным для использования в передовых методах йоги, которые находятся вне компетенции этого FAQ. Если Вы интересуетесь этим, изучите Кхечари Мудра и относящиеся к йоге методы Дживханирлекхан, но следует знать, что не все практики этих искусств на Западе поддержат эти тайные методы боди-модификации. Это станет обыденным, если каждый на Западе будет видеть этот единственный способ изменения длины языка — уменьшение языковой уздечки. Фактически это не удлиняет язык, но некоторые способности языка могут сильно увеличиться, его подвижность, устраняя эффект «связанного языка», давая и иллюзию, и функцию удлинения. Не все люди могут достигнуть удлинения, используя эту технику, но более радикальные процедуры, сокращающие мышцы под языком, далее преувеличивают эффект.

Вы будете иметь более длинный язык и все, что сопутствует этому.

Нет, часто она вырезается параллельно разрезанию.

Можно пообщаться с опытным мастером — он ответит на ваши вопросы.

При получении незначительных травм (мелкие ссадины, порезы, прикусы и т.д.) отлично помогают всем известные антисептики, такие как борная кислота, марганцовка, перекись водорода, хлоргексидин. Не следует забывать о том, что вышеперечисленные средства лучше всего разбавлять, в особенности если речь идет о детях. Полоскать ротовую полость ими следует после еды, таким образом, вымываются и остатки пищи, которые могут спровоцировать появление инфекции.

Также хорошо зарекомендовали себя такие лекарственные растения, как ромашка, календула, череды трава и др. Отвары из этих растений должны быть достаточно концентрированными. На одну-две чайные ложки гербария приходится полстакана кипяченой, теплой воды, но не кипятка. Полоскать такими отварами ротовую полость врачи советуют не менее трех раз в день, желательно также после еды. Подобного рода растворы помогают не во всех случаях, поэтому их можно чередовать с полосканием антисептиками.

В ситуации если отвары и легкие растворы антисептических средств не помогают, можно использовать спиртовую настойку йода или 1% раствор зеленки. Такие средства лучше всего наносить непосредственно на раны. Следует аккуратно обрабатывать, можно ватной палочкой, поверхность вокруг самой раны. Однако наносить надо совсем немного, чтобы не получить .

Реже встречаются в медицинской практике более серьезные повреждения языка. Обычно это колотые, глубокие резаные, рваные и даже огнестрельные раны. В таких случаях необходимо в первичном порядке обращаться за помощью к хирургам. В противном случае могут развиться такие осложнения, как абсцессы или флегмоны. Самый опасный исход событий это затруднение дыхания (асфиксия) и кровотечение.

Что касается резаных, рваных и колотых ран языка, первым делом останавливают кровотечение и накладывают швы. Если же кровотечение остановить не удается, используются специальные зажимы или тампоны. Если не возникает никаких осложнений, процессов гноения и прочего, подобного вида раны заживают в течение месяца. К сожалению, постоянно мокнущие раны, такие как травмы языка, заживают медленно.

Неглубокие раны языка способны заживать довольно быстро. При правильной обработке и постоянном уходе, при отсутствии каких-либо осложнений, период заживления таких повреждений занимает от нескольких дней до недели. В этот период врачи не рекомендуют злоупотреблять соленой, острой и кислой пищей. Если раны не проходят в течение недели, необходимо незамедлительно обратиться за помощью к специалистам.

Повреждение целостности кожи и мягких тканей тела называется раной. Рваные раны могут образоваться в результате неожиданного механического воздействия на кожу и слои, расположенные глубже. Как правило, рваная рана сопровождается слабым или сильным кровотечением.

Инструкция

Постарайтесь самостоятельно остановить кровотечение способами, подходящими для конкретной ситуации. Это уменьшит потерю и позволит осмотреть рану, чтобы степень повреждения тканей. Удалите оставшиеся в ране остатки одежды или других предметов.

Возможно, что одеждой или оружием была занесена инфекция внутрь. Промойте рану антисептическими препаратами (раствором фурациллина, перекисью водорода или слабым раствором марганца). Можно использовать большое количество воды. Промывайте рану по направлению от верхнего края к нижнему. Делайте все осторожно, без нажима.

 

Возможно, будет полезно почитать:

 



Источник: www.medidi.ru


Добавить комментарий